“Парламентская газета”: Академик Александр Чубарьян: Политизация памяти — последнее дело | Ассоциация учителей истории и обществознания

“Парламентская газета”: Академик Александр Чубарьян: Политизация памяти — последнее дело

Written by admin on . Posted in СМИ о нас

Единый учебник истории для российских школ, по поводу которого так много говорили и спорили, перестал быть проектом. Линейки учебников, а именно так надо правильно говорить, поскольку для каждого класса должно быть своё пособие, подготовлены. О результатах отбора среди учебников-претендентов в интервью «Парламентской газете» рассказал директор Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян.

– Александр Оганович, хотелось бы услышать от вас подробности процесса отбора лучших учебников истории.– Экспертный совет, который я возглавляю, получил к рассмотрению восемь линеек учебников. Из них мы отобрали три, которые более всего соответствуют стандарту. Правда, линейки издательств «Просвещение» и «Дрофа» рекомендованы полностью, а предложенная издательством «Русское слово» — только с шестого по девятый класс. Его учебник для десятого класса мы отправили на доработку.

– Но между отобранными линейками учебников какие-то различия существуют?

– Принципиальных различий быть не может, поскольку все они базируются на стандарте, но в деталях различия, разумеется, есть. Существуют различия даже в подходах к некоторым темам.

– Как вы оцениваете полученный результат?

– Оцениваю позитивно. Все учебники явно отличаются в лучшую сторону от используемых сегодня. В них присутствует единообразие в главном, к чему мы и стремились. Кроме того, они по-новому построены, содержат вопросы и к ученикам, и к учителю. Есть рассказы современников событий, иллюстративный материал. Как мне кажется, новые учебники больше отвечают главной задаче — помогать нашим школьникам мыслить и самим оценивать события. Эти пособия не наивысшее достижение, не шедевр, но это первая реализация поставленной задачи.

Мы на Экспертном совете приняли решение считать целесообразным, чтобы все три линейки с первого сентября проходили апробацию, рассматривались как некие пилотные проекты. Параллельно надо проводить большие собрания учителей, выслушать их мнения об этих учебниках. Необходимо также, чтобы учителя прошли усиленные курсы повышения квалификации. Кроме того, к первому сентября выйдут первые пять брошюр для преподавателей. Они будут посвящены трудным вопросам.

– А какова конечная роль учителя? Он сможет свободно выбирать из этих трёх линеек, свободно интерпретировать содержащийся в учебнике материал?

– Разумеется, он сможет и выбирать, и интерпретировать. Учитель в школе — главное лицо. Единственная проблема — финансовая. Учебники закупаются местными властями. Деньги на все три линейки у них вряд ли окажутся.

Есть, кстати, ещё одна проб­лема. Во всех линейках отсутствуют учебники для одиннадцатого класса. Двадцатый век заканчивается в учебнике для десятого. Так что ещё предстоит решить, как преподавать историю в одиннадцатом классе.

– А двадцать первый век?

– Первое десятилетие отнесено туда же, к двадцатому. Для одиннадцатого класса, на мой взгляд, может быть подготовлен какой-то синтетический учебник, возможно, сравнительно-исторический.

– Ваш институт только что организовал и провёл Международную научно-практическую конференцию, посвящённую семидесятилетию Победы над фашизмом в Великой Отечественной войне и Второй мировой войне. По какому принципу вы отбирали её участников?

– Мы, собственно, никого специально не отбирали. Мы разместили объявление на сайте, желающие принять участие присылали заявки. Главной нашей целью было, конечно, привлечь историков из СНГ. И нам это удалось. Отовсюду прибыли по нескольку человек.

– С Украины, конечно же, нет…

– Ну почему же нет. Двое. Они из тамошнего Института мировой истории, с которыми мы сотрудничаем. Были представители Литвы и Эстонии. Они вполне достойные люди.

– Как вы оцениваете происходящее на Украине: отказ от празднования Девятого мая, от названия «Великая Отечественная война»?

– Это, очень мягко говоря, неразумно. Это просто подчинение истории каким-то сиюминутным политическим устремлениям конкретных людей. Политизация памяти — последнее дело. Ведь название «Отечественная война» пришло как следование российской традиции. У нас была Отечественная война 1812 года. Что означает такое название? Оно означает, что на карте стоит судьба Отечества. Быть ему или не быть. Второй смысл заключается в том, что всё Отечество, весь народ включился в борьбу не на жизнь, а на смерть. Второй мировой же война называется в тех странах, где отечественной как таковой не было.

Trackback from your site.

Admin Admin

admin

Администратор сайта, Могу добавить, удалить и редактировать.

темы wordpress